Сайт шариквтуле.рф недоступен

Запрашиваемый вами сайт на данный момент недоступен.

Возможные причины недоступности данного ресурса:

  1. задолженность на абонентском счете (по состоянию на 16.08.2018)
  2. содержимое сайта нарушает правила пользования услугой хостинга
  3. нагрузка ресурса на сервер
  4. домен шариквтуле.рф не прикреплен в панели управления хостингом
  5. домен шариквтуле.рф прикреплен в панели управления хостингом менее 30 минут назад
  6. домен шариквтуле.рф находится на паркинге

Вы являетесь владельцем сайта шариквтуле.рф?

Да, я владелец этого сайта Нет, я здесь случайно

Хотите быстро разблокировать сайт?

Произвести экспресс-оплату
Что мухам в библиотеке — у них же мозгов нету.
Будь обесчещен (то есть с полным терпением и охотно переноси бесчестия), вполне отвергнись своей воли, отвергни все, что приводить к попечениям мира сего и к рассеянности, и найдешь спокойствие.
Радость моя! Молю тебя, стяжи дух мирен, и тогда тысячи душ спасутся около тебя.
ри достаточном количестве глаз ошибки выплывают на поверхность.
Если говорить о борцовской силе, то, пожалуй, нет. А так, сильнее люди попадались. Мой батько Максим Иванович был сильнее меня... (ответ на вопрос, встречал ли он людей сильнее себя)
Есть два взгляда на будущее. Один - с опаской, другой - с предвкушением.
Все пустяки в сравнении с вечностью.
Человек есть мера всех вещей, существующих, что они существуют, и несуществующих, что они не существуют.
Кто себе друзей не ищет, самому себе - тот враг.
Музыка для меня — не хобби и даже не страсть. Музыка — это я сам.
Я в начале двадцатых в Москве бедствовал, перебивался случайными заработками. Как-то торговал книгами с лотка в кинотеатре на Таганке. А в зале - митинг. Ну, вот, Ленин перед выступлением и остановился возле моего лотка. Взял какой-то том в руки и спрашивает: "Это что за книга?". Я говорю: "Не знаю". А он: "Стыдно, милостивый государь. Что же это вы: не знаете, чем торгуете?". И ушел.
Правительственная власть находится в полном параличе и совершенно беспомощна восстановить нарушенный порядок. России грозит унижение и позор, ибо война при таких условиях не может быть победоносно окончена Считаю единственным и необходимым выходом из создавшегося положения безотлагательное признание лица, которому может верить вся страна, и которому будет поручено составить правительство, пользующееся доверием всего населения... иного выхода на светлый путь нет, и я ходатайствую перед вашим высокопревосходительством поддержать это моё убеждение перед его величеством, дабы предотвратить возможную катастрофу...
Музыка прежде всего должна быть любима; должна идти от сердца и быть обращена к сердцу. Иначе музыку надо лишить надежды быть вечным и нетленным искусством.
Собственность — это воровство.
Это не просто переселение народа на свою историческую родину, а прежде всего и главным образом — бегство из России. Значит, пришлось солоно. Значит — допекли. Кое-кто сходит с ума, вырвавшись на волю. Кто-то бедствует, ищет, к чему бы русскому прислониться в этом раздольном, безвоздушном, чужеземном море. Но всё бегут, бегут. Россия — Мать, Россия — Сука, ты ответишь и за это очередное, вскормленное тобою и выброшенное потом на помойку, с позором — дитя! («Прогулки с Пушкиным»)
А ни о чем бесполезном не нужно заботиться, но следует уповать и взирать на Бога, Который может кормить нас, и одевать, и обо всех наших делах заботиться: и от него следует ожидать всего, что нужно доброго и полезного душам и телам нашим.
Не оный ли безумный упрямым и безответным обычный ответ: дело новое? О скудного и окаянного суесловия! Аще бы и новое се дело, что же самая новость вредит?.. Зло — и старое зло есть; доб­ро — и новое добро есть. Разве бы еще сказал кто, что дело сие у нас не бывало. Хотя бы и не бывало — что противно?.. Первое явилося огненное оружие у про­чих народов, нежели у нас; но если бы и к нам оное доселе не пришло,— что бы было и где бы уже была Россия? Тожде разумей и о книжной типографии, о ар­хитектуре, о прочих честных учениях. Разумный есть и человек и народ, кото­рый не стыдится перенимать доброе от других и чуждых; безумный же и сме­ха достойный, который своего и худого отстать, чужого же и доброго принять не хощет.